Примирение «красных» и «белых»: Мнения парламентариев

Главная » Новости » Примирение "красных" и "белых": Мнения парламентариев
2015-05-27 admin Новости

Приближается столетие революции 1917 года. Оценки ее в обществе многообразны и непримиримы. Одни ее воспринимают как событие сакральное – как прорыв (пусть даже несовершенный и преждевременный) к новому и светлому этапу развития всего человечества. Для других, напротив, это величайшая катастрофа в истории России, прервавшая ее блистательное развитие и надолго, если не навсегда, закрывшая ей пути к достойному месту в мировой истории. Третьи считают, что в Октябре 17-го рухнули появившиеся было в Феврале надежды перейти на либерально-демократический путь развития. Четвертые считают главным следствием 17-го года распад империи и возможность «порабощенным народам» начать свой путь к независимости, завершившийся в 1991-м – и т.д.

Министр культуры Владимир Мединский предложил для общественного обсуждения пять тезисов, которые, по его мнению, могут помочь выработать единую платформу национального примирения по вопросам, связанным с революцией 1917 года и ее последствиями. Вот эти тезисы:

1) «признание преемственности исторического развития от Российской империи через СССР к современной России;
2) осознание трагизма общественного раскола, вызванного событиями 1917 года и Гражданской войны;
3) уважение к памяти героев обеих сторон («красных» и «белых»), искренне отстаивавших свои идеалы и невиновных в массовых репрессиях и военных преступлениях;
4) осуждение идеологии революционного террора;
5) понимание ошибочности ставки на помощь зарубежных «союзников» во внутриполитической борьбе».

К этим положениям (особенно к первому и последнему) напрашивается много вопросов. Во-первых, сами большевики не только не признавали, но прямо отрицали преемственность между исторической Россией и СССР: разрушение того, что связывало СССР с Россией, было важной частью их политики. Отсюда массовые переименования городов, улиц и других объектов (по топонимике многих старинных русских городов до сих пор трудно догадаться, что они существовали до 17-го года); отсюда война на уничтожение с Православной Церковью, борьба с «национальной гордостью великороссов», разделение России по национальному признаку и ставка на национальные элиты — и многое другое. Сами слова «Россия» и «русский» на десятилетия оказались полузапретными (слово «русский» отчасти остается таким и до сих пор).

Во-вторых, ни большевики, ни их противники не рассматривали революцию как внутрироссийское дело: она казалась только первым этапом мировой пролетарской революции. Под этим углом зрения тогда воспринимались многие события по всему миру – создание советских республик в Венгрии и Баварии, волнения в Китае и Мексике, подъем рабочего движения в странах Европы и Северной Америки и др. Поэтому участие иностранцев в Гражданской войне на обеих сторонах выглядело вполне логичным.

С течением времени обе эти установки видоизменялись и корректировались, но никогда не отменялись.

«Как бы вы прокомментировали тезисы Мединского? Возможно ли примирить общество на их основе? Как вы сами расцениваете события 1917-го года?» — с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к представителям верхней и нижней палат парламента.

Игорь Морозов

Член Комитета Совета Федерации по международным делам (Рязанская обл), беспартийный

Согласен с министром культуры. Общество необходимо примирить на основе единого понимания как самого революционного процесса, так и дальнейших исторических событий. В первую очередь, должно быть уважение к павшим с обеих сторон.

А ставка на Антанту вообще была крупнейшей ошибкой – нужно признать ошибочность вовлечения в гражданскую войну военной интервенции со стороны западных союзников. Совершенно очевидно: они были заинтересованы в развитии конфликта в России и хотели поживиться ее запасами – золотыми, нефтью, землей и другими нематериальными активами, которыми располагала Россия. Они не были заинтересованы в локализации гражданского конфликта в российском обществе.

Ни один здравомыслящий человек не может согласиться с позицией революционного красного террора, развязанного большевиками. Его должно осудить и само общество, и современная компартия. Об этом, кстати, очень много велось разговоров в 90-е годы, которые и продолжаются до сих пор.

http://regions.ru/news/2551116/

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *