Порошенко не принимает решения самостоятельно

Главная » Новости » Порошенко не принимает решения самостоятельно
2015-01-27 admin Новости

Президент Украины полностью зависит от своих старших патронов в ЕС и США, отметил член комитета Совета Федерации по международным делам

М. АНДРЕЕВА: В студии сенатор, член комитета по международным делам Игорь Морозов. Переговоры в «нормандском формате» должны быть 21 января, об этом заявил официальный Киев. Ситуация, которая складывалась в последние дни, никак не способствует этому мирному процессу. Состоятся эти переговоры или нет? Заинтересован ли в них Порошенко?

И. МОРОЗОВ: Завтра в Берлине будут переговоры в рамках «нормандского формата» на уровне министров иностранных дел. Это вопрос решённый. И поскольку 12 января, когда они впервые собирались в этом году и готовы были доработать общий договор о прекращении огня, и фактически развитии минских мирных соглашений, то эта попытка оказалась неудачная. В этой связи на уровне политкомиссаров и рабочей группы была проделана определённая работа. Сейчас уже подошли к окончательному варианту соглашения, которое развивает все те 12 пунктов минских соглашений. И мы надеемся, что завтра министры иностранных дел смогут подписать этот документ, и он станет уже основанием для встречи руководителей стран «нормандского формата». Поэтому мы все надеемся на это для того, чтобы прекратить кровопролитие на юго-востоке, и, самое главное, выйти на те соглашения, о которых в принципе уже договорились в Минске. Это провести и окончательно утвердить линию разъединения между Вооружёнными силами Украины и подразделениями ДНР и ЛНР, и отвести на 15 км с обеих сторон тяжёлое вооружение.

М. АНДРЕЕВА: В 2014 году США выделили Киеву 119 млн долларов на обороноспособность. Порошенко просит помощи, сейчас объявлена четвёртая волна мобилизации. Как вы полагаете, для чего это всё? Чтобы всё завершилось мирным процессом?

И. МОРОЗОВ: Дело в том, что Порошенко понимает, что на Украине для него складывается очень тяжёлая политическая ситуация. Ему противостоит партия войны под руководством Яценюка и Турчинова, которые обладают реальным ресурсом влияния как на украинское общество, политический класс, и на вооружённые силы. И вот, когда Порошенко планирует провести какую-то мирную акцию или выехать на Донбасс и провести переговоры, как он обещает это уже три раза, то партия войны срывает ему все эти процессы, и в этой ситуации и Яценюк, и Турчинов настолько радикализируют общество, что президент не может выступить на Украине в виде белого голубя мира, и он вынужден говорить в том ключе, который вчера показали по всем каналам, в том числе, европейским. Он сейчас лавирует, он просит, понимая, что ему нужно разрешить конфликт на юго-востоке, просит поддержки у американцев, просит поддержки у натовцев, просит поддержки у европейских лидеров и получает её. Самое опасное для дела мира, для минских переговоров – это то, что он получает только военную помощь. У него остаётся коллапс в экономике. Украинское правительство не может вытащить страну из того экономического кризиса, в котором они оказались. Фактически золотовалютных резервов осталось менее 6 млрд. Это практически ничто – заплатить «Газпрому» по долгам, и может, выплатить одну-две зарплаты. Гривна обесценилась более чем на 60%. Инфляция 12%. А падение производства практически от 12 до 38% по основным отраслям промышленности. Поэтому правительство самостоятельно не может выйти на какие-то более-менее макроэкономические показатели.

М. АНДРЕЕВА: Да и в правительстве среди министров иностранцы, что тоже говорит о том, что своих нет, либо не соглашаются занимать посты, либо просто нет таких профессионалов.

И. МОРОЗОВ: Дело в том, что иностранцы, которых они наняли на работу в правительстве, объективно смотрят на ситуацию в экономике Украины. И они говорят то, что видят. Коллапс, катастрофа. И вытянуть сегодняшнюю украинскую экономику не может ни одна национальная или региональная экономика, в том числе, Евросоюз. Поэтому я полагаю, что через некоторое время после решения в «нормандском формате» или в рамках контактной группы минских договорённостей решение будет, и Евросоюз предложит нам, если американцы, конечно, не разрушат эти договорённости, вместе вытягивать экономику Украины. Это будет непросто. Но в любом случае, тогда санкционный режим, который сегодня навязан американцами европейцам и те поддержали санкционную политику, всё это будет снято.

М. АНДРЕЕВА: Мы много чем помогаем Украине, в частности, поставляем электроэнергию. Как заметил наш слушатель, получается, они открыли огонь, нарушив фактически все мирные договорённости, а мы же им и помогаем это делать.

И. МОРОЗОВ: Ситуация гораздо сложнее, чем она видится из окна любого московского или рязанского многоэтажного дома. Дело в том, что это жест доброй воли президента РФ – представить электроэнергию по ценам, которым мы предоставляем российским гражданам, чтобы поддержать и выжить в условиях сегодняшней зимы всем украинским гражданам. Мы должны помнить, что это наш братский народ, славянский, православный. И сегодня такая накалённая ситуация, сегодня американцы, захватив информационное пространство, нагнетают обстановку против России. Но у нас очень много смешанных семей. Только на русском языке разговаривают более 20 из 50 млн граждан Украины. Мы помним это. И в этой связи поставка электроэнергии, угля и других энергоносителей никак не должна влиять на переговорный процесс в рамках «нормандской четвёрки» или минской контактной группы.

М. АНДРЕЕВА: Статус ДНР, ЛНР остаётся под вопросом. Отвод войск, прекращение огня – это всё понятно. Как дальше существовать, как эти республики могут согласиться на то, чтобы быть в составе Украины после того, что произошло?

И. МОРОЗОВ: Вы правы. После тех жертв, которые понёс Донбасс за последние полгода, очень сложно создать условия или хотя бы предпосылки для совместного нахождения в одном социуме, в одних географических границах сегодняшней Украины. И правительство Украины, по крайней мере, Порошенко, понимает это. И мы должны откровенно говорить, что он продавил через радикализованную Верховную раду закон об особом статусе и местного самоуправления отдельных районов Донбасса и второй указ. Он делает какие-то попытки, но опять же, партия войны сегодня сильна. Радикализованный настрой украинского общества, нового политического класса тоже всё-таки пересыщен этими реваншистскими идеями навести порядок по своему на юго-востоке страны. И в этой связи нужно помогать мирному процессу как в Минске, так и возможно, в Астане в рамках контактной группы и «нормандского формата». Все должны быть заинтересованы в этом, потому что Европе не нужна война у границ западной Европы. Россия тоже видит как активизируется НАТО, используя жупел российской угрозы. Сегодня главнокомандующий объединёнными вооружёнными силами НАТО в Европе заявил о том, что после международного терроризма, который является непредсказуемым, предсказуемой является российская угроза.

М. АНДРЕЕВА: У вас есть объяснение почему Порошенко на это согласился? Он недопонимает всю серьёзность ситуации? Он так уверен в своих западных партнёрах, которые, в любом случае его поддержат? Как человек мог подписаться на это по доброй воле? Вы говорите, что партия войны заставляет его отказываться от каких-то решений, но он и сам я бы не сказала, что выглядит как такой сеятель мира и добра.

И. МОРОЗОВ: Наверное, здесь нужно посмотреть более масштабно и увидеть личность президента Украины. Успешный бизнесмен, миллиардер, шоколадный магнат, который поставляет продукцию не только на рынок СНГ, но и Европы. Затем, успешный политик. Он был депутатом Верховной рады, затем выполнял обязанности руководителя СБУ, был на министерских постах. Но он всегда был готов возглавить государство. Это ему не удавалось, он не выходил даже в число политических кандидатов на этот пост. И вдруг события, связанные с Майданом, с государственным переворотом. Он видел это. И теперь мы можем уже чётко говорить, что у него были договорённости как с европейскими партнёрами, которые хотели вовлечь Украину в ассоциацию, о чём, кстати, они уже давно замолчали. И он заручился поддержкой США, которые к тому времени, в общем-то, сделали свой акцент на фигуру Яценюка. Но все понимали, что Яценюк не может стать в этих условиях президентом и легче продавить Порошенко. И Порошенко стал в условиях антиконституционного вооружённого переворота и взял на себя всю ответственность. Понимал ли он меру этой ответственности? Я не думаю. И в последующем его такие легкомысленные заявления о том, что он приедет на Донбасс и тут же наведёт порядок, переговорит с людьми, сегодня выглядят просто очень странно. Поскольку взяв обязательства перед западными партнёрами, перед американцами, он понимал, что всё будет гораздо сложнее. И та гражданская война, которая началась на Донбассе за свои права – разговаривать на русском языке, сохранить свою идентичность, культуру – это было ответом на вооружённый переворот в Киеве. И, конечно, Порошенко не был к этому готов совершенно сегодня однозначно понятно. Но судя по тем шагам, которые он делал и продолжает вместе с европейскими коллегами проводить, мы видим, что Порошенко за мирное урегулирование конфликта.

М. АНДРЕЕВА: Это риторика. Он же отдал приказ.

И. МОРОЗОВ: Я не апологет Порошенко, я очень критически оцениваю его деятельность за этот год. Но он всё-таки стремится к мирному урегулированию. А риторика – это один из методов политической борьбы за своё выживание, за сохранение своего имиджа, если об этом можно говорить. Потому что сегодня в моде на Украине – это антироссийские высказывания, антироссийская риторика, и самое главное, что разожгли Яценюк и руководящий СБО Турчинов – это радикализация общества и настроения, в первую очередь, реванша. Реванша, мы понимаем, вначале на юго-востоке Украины, а затем это Крым. Они уже сегодня не скрывают своих намерений. Поэтому мы должны сдержанно относиться к этому, и делать всё возможное, чтобы ещё раз убедить международное сообщество, что Крым – это исторически русская земля, это внутренний субъект РФ, и мы его будем защищать всеми имеющимися у нас средствами, включая и ядерным потенциалом сдерживания, который надёжно защищает географические границы РФ.

М. АНДРЕЕВА: Вы же понимаете, что упор на то, что это исторически так было, в нынешних условиях не слишком хороший аргумент, потому что раньше вообще другие границы были, в том числе, в Европе. Может, не совсем правильные акценты, что мы рассчитываем на историческую справедливость?

И. МОРОЗОВ: Дело в том, и я объясню почему. Есть два международных документа. Один договор России и Османской империи от 1774 года. Он говорит о том, что Османская империя передаёт России Крым. А в Язском договоре от 1783 года окончательно закреплялась территория за Россией. Украины тогда вообще не существовало. После этого было соглашение по созданию Советского Союза в 1921 году, в котором говорилось: «В случае развала или выхода какой-то республики из Советского Союза, она выходит в рамках своих первоначальных границ». Крым всегда был наш, ещё плюс восемь областей: от Харьковской, заканчивая Одесской. Поэтому эта территория принадлежит исторически России. Следующее, уже более современное право – в украинской конституции было чётко записано, что автономная республика Крым имеет право на проведение референдума. И народ Крыма вместе с Верховным Советом автономной Республики Крым провёл этот референдум, и ничего не оставалось России, понимая, что русское население Украины в Крыму будет уничтожено так же, как сейчас уничтожается под флагом АТО. Есть ещё один аргумент. Вспомните Югославию. Американцы для того, чтобы 83 страны мира признали сегодня Боснию, они продавили через международный суд ООН решение о том, что при проведении референдума о независимости региональному правительству не обязательно получать разрешение от центрального правительства. Применяя к Крыму, это означает, что проводя референдум в Крыму, ему не обязательно спрашивать разрешение на самоопределение у киевской власти, что было сделано. Это решение правовое, это международное право. И поэтому мы сделали всё, что положено по исторической справедливости и по международному праву.

М. АНДРЕЕВА: Наш слушатель пишет: «В Киеве фашистский террор и беззаконие. Меня возмущают ваши добрые слова о гауляйтере Порошенко. Все в Киеве боятся гестапо. Киев уже не будут освобождать от бесноватых бандеровцев? Зачем их изображать договороспособными и адекватными?»

И. МОРОЗОВ: Я скажу словами президента Путина, что у нас нет территориальных претензий к Украине. Поэтому мы не собираемся освобождать Киев от гауляйтера Порошенко. Мы хотим мирных переговоров в рамках «нормандского формата», минской контактной группы. И мы решим этот вопрос с нашими партнёрами из Европы. Мы хотим приостановить вооружённые столкновения, которые происходят в Донбассе, и прекратить уничтожение мирного населения.

М. АНДРЕЕВА: Слушатель пишет: «Новую мобилизацию Порошенко, видимо, тоже объявил исключительно в мирных целях, и в мирных целях его армия убивает людей в Донбассе».

И. МОРОЗОВ: Я думаю, что Порошенко делает всё возможное, чтобы создать украинскую армию, которая фактически до мая прошлого года вообще не существовала, была только на бумаге. И первые две мобилизации, они уже у него были провальные. Поэтому сегодня выделены очень большие деньги и при помощи американцев, в том числе, для того, чтобы создать регулярную армию, и привлекая людей, в том числе, через мобилизацию, Порошенко, конечно, формирует Вооружённые силы Украины, которые способны решать какие-то задачи. Но то, что Украина, украинские вооружённые силы направляют вооружённые формирования и тяжёлую боевую технику, включая боевую авиацию, на место проведения антитеррористической операции, это идёт вопреки конвенции о ведении путях и методах сухопутной войны. Они нарушают международное право. Это недопустимо. Нас просто возмущает, почему в ООН постоянные члены Совета Безопасности не видят этого и не слышат нашего представителя Виталия Чуркина.

М. АНДРЕЕВА: Слушатель спрашивает: «Может ли Порошенко владеть информацией в Донбассе и принимать самостоятельные решения?»

И. МОРОЗОВ: Нет, Порошенко вряд ли принимает самостоятельные решения, потому что он полностью зависит от своих старших патронов как в ЕС, так и в США. Дают ли ему в полном объёме информацию? Я думаю, дают, но в искажённом варианте ту, которая формирует партия войны под руководством Турчинова. Турчинов возглавляет Совет Безопасности и обороны Украины, поэтому вся информация проходит через него. Они политические конкуренты как по партиям, так и по идеологии. Поэтому я думаю, что они дают ему определённую дозированную информацию в искажённом варианте, необходимую для партии войны. А решения, я думаю, что исходят из Вашингтона, и подтверждение тому – прилетел Байден, началась антитеррористическая операция буквально через три после этого. Прилетел директор ЦРУ, после этого начались ракетные и артиллерийские обстрелы Донецка и Луганска. Когда не решался вопрос кто станет первым в Верховной раде, снова прилетел Байден, и тут же разрешил этот вопрос. Поэтому мы понимаем, что всем управляет американский Белый дом. Вот это главный ответ на вопрос принимает ли самостоятельные решения Порошенко. Нет.

М. АНДРЕЕВА: Американский посол в России Теффт сказал, что президент США не планирует приезжать в Москву в мае на празднование 70-летия Победы. Президенты Литвы и Эстонии уже отказались. Очень значимая для нас дата, выстраданная, и вдруг, представляете, приедет Порошенко. На Марше мира в Париже он красовался, улыбался. Марш мира по погибшим под Волновахой провёл, делал скорбное лицо. Представляете, если Порошенко приедет на празднование 70-летия Победы над фашизмом?! Это двусмысленная, нехорошая ситуация, фактически испортит праздник жителям РФ. А не пригласить мы его не можем по регламенту?

И. МОРОЗОВ: Да, конечно, потому что украинский народ плечом к плечу с другими братскими народами Советского Союза освобождал нашу землю и всю Европу от фашистских захватчиков. Роль украинского народа в общей победе в Великой Отечественной войне огромна. Поэтому мы должны обязательно пригласить президент Украины, кто бы им ни был. Но вопрос в другом – как поведёт себя Порошенко в условиях сегодняшней официальной фальсификации итогов Второй мировой войны. Только что пришло указание по всем научно-исследовательским институтам, занимающимся вопросами истории, школам, университетам Украины, в котором говорилось о том, с этого момента нельзя называть Вторую мировую войну Великой Отечественной, нельзя говорить о том, что советские войска освободили Украину. И даются формулировки как теперь надо говорить. Фактически официальная пропаганда Украины сегодня искажает историю Второй мировой войны, Великой Отечественной войны. И, безусловно, принимать Порошенко, слушать его речи о Второй мировой войне, о великой победе народов Европы – это будет достаточно кощунственно. Но судьба Порошенко такова. Я думаю, что Порошенко будет приглашён, и он приедет вместе с другими лидерами, которые сегодня собираются приезжать в Москву.

М. АНДРЕЕВА: С китайским, например.

И. МОРОЗОВ: А почему нет? Конечно. Китайцы участвовали в конце Второй мировой войны

М. АНДРЕЕВА: Меркель ещё не отказалась.

И. МОРОЗОВ: Я думаю, что Меркель должна приехать. Она приедет, как когда-то приезжал Шрёдер. Потому что у немцев есть официальная доктрина признания вины. Они официально признают вину немецкого народа за Гитлера, за все концлагеря, в которых погибли сотни тысяч европейских людей. Поэтому я думаю, что она будет в рамках той концепции, которая официально принята в Германии.

М. АНДРЕЕВА: Слушатель пишет: «У нас сидит легитимный президент Янукович. Его и зовите на парад». Но он уже нелегитимный, мы же признали Порошенко.

И. МОРОЗОВ: Я думаю, что Янукович упустил свой шанс укрепить государственность Украины, когда принял решение выехать в Россию. Я полагал бы как политик, как сенатор, быть в эту тяжелую годину вместе с народом, кстати, который его выдвигал, быть на Донбассе и возглавлять правительство на этой территории. Но Виктор Янукович предпочёл другое. Видимо, психологически не был готов к этому. Поэтому он не может сейчас считаться президентом и выступать от имени людей, которые ведут вооружённую борьбу за свою независимость, за свою свободу, за право разговаривать на русском языке. Это было бы странно, чтобы Янукович на Красной площади представлял бы их интересы.

М. АНДРЕЕВА: Наверняка потребуют экстрадиции Януковича. Мы должны его выдать или нет?

И. МОРОЗОВ: Я думаю, что Россия не выдаст Януковича, как и других людей, которые запросили политическое убежище. У нас есть конституция, и мы действуем в рамках национального права, как, в принципе, и американцы. Они нам не отдали ни одного человека за все годы сотрудничества между США и РФ, как и Советским Союзом. Поэтому я думаю, ответ здесь совершенно понятен.

М. АНДРЕЕВА: Он может здесь стать своего рода разменной монетой, как аргумент в переговорах?

И. МОРОЗОВ: Я думаю, что это было бы политически неверно. Абсолютно уверен, что такой вариант в нашей переговорной позиции отсутствует.

М. АНДРЕЕВА: Председатель Московского Красного Креста предложил создать свой суд на территории СНГ. Как вы относитесь к такой идее?

И. МОРОЗОВ: На территории СНГ уже есть суд.

М. АНДРЕЕВА: Международный военный трибунал.

И. МОРОЗОВ: Это другое дело. Эта идея не нова. Об этом говорится открыто. В Совете Федерации работает комитет по поддержке народов юго-востока Украины. У нас приходит очень много украинцев с этой территории. Они прямо говорят, что всё, что произошло, необходимо документировать для того, чтобы идти в международный трибунал. А пока Европейский суд по правам человека принимает иски от людей, пострадавших от проведения АТО, и в частности подразделений как боевых батальонов, так и Вооружённых сил Украины. Нужно открыть общественный военный трибунал. И это было бы правильным. Там в основу положить всё, что произошло на Майдане, начиная от снайперов и заканчивая гибелью сотрудников внутренних войск, и бойцов «Беркута». Туда нужно положить в основу уничтожение мирных граждан, демонстрантов в Одессе, которые были сожжены в Доме профсоюзов, и многое другое.

М. АНДРЕЕВА: Привлечь к ответственности мы не сможем.

И. МОРОЗОВ: Я думаю, что общественный трибунал нужен для того, чтобы подтолкнуть Европейский суд по правам человека решить этот вопрос. Такие преступления, которые совершены на Украине, не имеют срока давности. Поэтому я думаю, что не всегда военная хунта будет у власти, придут другие, Украина станет демократическим государством, не зависимо в каком альянсе она будет развиваться. Но этот вопрос ещё станет на повестку дня.

М. АНДРЕЕВА: Большинство жителей Франции за то, чтобы передать России «Мистрали». Французский институт общественного мнения провёл опрос. 64% так считают. Как поступил Олланд? Что будет, если он пойдёт против воли американцев, которые этого не хотят? Почему он не может поступить в интересах своей страны, и не уронить своё лицо?

И. МОРОЗОВ: Дело в том, что Олланд сейчас поставлен в очень сложную не только политическую, но и финансовую ситуацию. Идёт мировой кризис. Экономика Франции находится в стагнации, практически близка к рецессии. И американцы через «Фатх» – это организация, которая контролирует отмывание денег, арестовала активы «Парибанка» на 10 млрд долларов. Американцы прямо поставили перед ним вопрос: либо 10 миллиардов, либо «Мистрали». Поэтому понимая, что «Мистрали» – это 2 миллиарда, а здесь он может потерять 10, он находится в раздумье. У него очень сложная ситуация. Я думаю, что он выберет правильный вариант.

М. АНДРЕЕВА: Спасибо Вам большое

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *