Белоруссия никогда не повернётся к России спиной

Главная » Новости » Белоруссия никогда не повернётся к России спиной
2014-12-28 admin Новости

«Однако когда Лукашенко заигрывает с Западом и делает некорректные заявления по отношению к российской позиции, это вызывает недоумение», – отметил он

А. МИТНОВИЦКАЯ: В студии сенатор, член комитета по международным делам Игорь Морозов.

Давайте начнём с военной доктрины – это новость часа. Владимир Путин утвердил. Среди главных военных угроз – усиление НАТО, стратегической противоракетной обороны, опасность подрыва исторических, духовных, патриотических традиций в области защиты Отечества.

И там же есть положение о превентивном ядерном ударе, которое никуда не вошло. И при этом тут же новость о том, что Силуанов предлагает снизить расходы на оборонку.

Как это может соотноситься, когда первая новость от президента о том, что нам нужно увеличивать, нужно гораздо серьёзнее к этому относиться, и старая доктрина уже не соответствует нынешним реалиям, и тут же министр финансов говорит о том, что нет, не нужно, нужно меньше денег на это тратить?

И. МОРОЗОВ: Силуанов выступал перед нами вчера на пленарном заседании, и он говорил как раз именно об этом – о сокращении военных расходов, как якобы определённой панацеи выхода из тяжёлой экономической ситуации.

На мой взгляд, и нас поддержали очень многие сенаторы, это стратегическая ошибка Минфина, который полагает, что за счёт сокращения расходов на военную промышленность можно поправить дела с рублём, с другими многофакторными проблемами, которые сегодня фактически ослабили российскую валюту.

Мы думаем, что наоборот, те расходы, которые мы запланировали и утвердили на оборонно-промышленный комплекс, они позволят более масштабно работать экономике, которая направлена на усиление нашего оборонного потенциала. Работает металлургическая промышленность, под неё сразу развивается угольная промышленность, работает транспортная система.

И самое главное, что когда выстраивается эта сырьевая технологическая цепочка, то конечный продукт, вернее, его создание, оно позволяет запустить другие отрасли промышленности, и всем известно, что, например, авиастроение сразу начинает активизировать более 26 других секторов экономики, и каждое одно рабочее место, созданное в авиастроении, даёт 26 новых. И это не секрет. Я думаю, что Минфину нужно об этом знать, потому что это тоже экономика, которая, в общем-то, во многом является экономикой двойного назначения.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Минфин не знает?

И. МОРОЗОВ: Мне кажется, что там есть определённый тренд, который заложен ещё предыдущим министром финансов Кудриным, и поэтому почему-то очень устойчивая тенденция к сокращению военных расходов. Посмотрите, какая ситуация на международной арене. Нам пришлось кардинально поменять военную стратегию, и она сегодня была утверждена президентом.

Мне кажется, что все те вызовы, которые в этой стратегии обозначены, они являются очень серьёзными, особенно усиление НАТО. Ведь на последнем саммите в Уэллсе фактически американцам удалось убедить своих европейских партнёров в условиях кризиса увеличить военную часть национальных расходов на НАТО.

Это означает, что все согласились часть денег налогоплательщиков из Европы перевести в американскую экономику – это первое. Второе – американцы добились того, что в Европе тоже появился устойчивый тренд на замену российских энергоносителей.

И в этих условиях, безусловно, затрагивается российская безопасность, наши стратегические интересы, в том числе, и в области экспорта сырьевых ресурсов. Поэтому изменились и наши составляющие, и приоритеты военной стратегии. Мы видим, как НАТО активно изменяет свою концепцию. И последнее заявление Столтенберга о том, что нужно усиливать НАТО на восточных рубежах, мы видим уже в реалиях.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Особенно пугает то, что Украина отказалась от внеблокового статуса, и ведь это совершенно не говорит о том, что базы НАТО там не будет, наоборот, это вполне разрешённый момент. Правильно?

И. МОРОЗОВ: Я думаю, что базы они не только могут быть, они уже в ближайшее время появятся.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Было такое предположение, что если бы они хотели, они бы начали её ставить сразу, как только Украина отказалась. Разве не так?

И. МОРОЗОВ: Нет. Я думаю, что сейчас американцы будут последовательно расширять инфраструктуру НАТО от восточной Европы на Украину. Им нужно закончить в обязательном порядке ремонтировать старые базы, которые они уже запланировали под развёртывание сил быстрого реагирования.

Они закладывают уже на склады Эстонии, Латвии боевое оружие, оснащение, и идёт переброска из США под силы быстрого реагирования боевой техники. Мы видим, что в Балтике усилилась авиационная группировка. И фактически, когда буквально две недели назад мы встречались с нашими коллегами из Латвии, которые будут с 1 января следующего года председательствовать в ЕС, то они откровенно говорили о том, что российские лётчики летают на встречных курсах с лётчиками НАТО, и вот-вот может произойти столкновение.

И за этим, возможно, последуют какие-то очень серьёзные, радикальные шаги со стороны НАТО. Поэтому мы просто посоветовали лётчикам НАТО быть очень аккуратными, потому что всё-таки наши истребители воспитаны на примерах Гастелло, Маресьева и других наших героев. Поэтому вот эта обстановка заставляет нас тревожиться и изменять свою стратегию.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Нужно отметить, что Россия оставляет за собой право применять ядерное оружие в ответ на применение против России, или против союзников ядерного или даже не ядерного оружия. Это как-то защищает нас серьёзно, или это, наоборот, может спровоцировать на что-то?

И. МОРОЗОВ: Мне представляется, что это является фактором сдерживания американцев и НАТО от применения, в том числе, и глобального оружия не ядерного оснащения. Потому что американцы достаточно далеко ушли вперёд, разрабатывая высокоточное оружие, мы отстаём. И мы даём объективную картину того, что происходит сегодня в сфере вооружения. И поэтому, видя как США разрабатывают концепцию мгновенного удара ракетами с неядерным оснащением, мы должны чётко для себя понимать а что же является гарантией безопасности россиян.

И поэтому здесь то, что мы ввели это положение о том, что Россия готова применить ядерное оружие в одностороннем порядке, должно остудить горячие головы и остановить США, давая им совершенно чёткую нашу позицию, понимание того, что система ПРО, которую они закладывают в восточной Европе, она и предназначена для того, чтобы перехватить наши ракеты, которые будут отвечать на этот мгновенный удар, который будет нанесён по России. И вот эту концепцию мы должны как-то предотвратить, обеспечить безопасность России, российских граждан, нашей экономики и наших союзников.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Слушатель спрашивает: «Хотят ли русские войны?» Я бы по-другому спросила: хотят ли американцы войны?

И. МОРОЗОВ: Вы знаете, мы сегодня говорим о том, что народы не хотят войны, но политическая ситуация сегодня развёрнута Обамой таким образом, что они проводят по всему миру политику глобального превосходства. И в рамках этой политики они используют различные стратегии. Например, в отношении России это стратегии сдерживания, стратегия смены режима, и они очень серьёзно готовятся.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Как может быть произведена эта смена режима?

И. МОРОЗОВ: Американцы работали по Украине порядка 10 лет. Нуланд объявила о том, что на это было потрачено 5 млрд. долларов. Чем всё закончилось на Украине, мы с вами знаем. Но то, что по России американцы работают все 20 лет, в этом нет никаких сомнений. И поэтому финансируются НКО, финансируются группы, которые организовали, в первую очередь, очень серьёзное мероприятие на Болотной. И он тоже, как и на Майдане, на первом этапе, был гражданским протестом.

Но мы знаем, чем закончился гражданский протест на Майдане, как за две недели интеллигенцию, предпринимателей, профессуру быстро заменили боевиками, и всему миру показали, что это гражданский протест, а затем как бы этот гражданский протест перешёл в такие боевые действия.

На самом деле, это как раз одна из методик «цветных» революций, которую американцы проводят по всему миру. И чтобы от этого защититься, мы должны совершенно чётко для себя понимать, какую стратегию мы выбираем.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Для вас смена режима был пункт №1.

И. МОРОЗОВ: Да, это очень серьёзная акция, которую американцы уже давно готовят. Их не устраивает наш президент, который сегодня обладает высочайшим рейтингом доверия у россиян. Мы сегодня просто гордимся, что у нас такой президент. И скажу, что у американцев, когда шли выборы в сенат, вы знаете, какая самая популярная наклейка была? Синего цвета, слева флаг США, справа 2016 год – выборы президента, и внизу крупными буквами: «Путин».

Это тоже говорит о том, что американцы хотят себе сильного президента. Хотят президента, который бы поднимал США в экономическом плане, социальном, который бы формировал новую систему отношений, позволяющую американцам чувствовать себя спокойно в Африке, Азии, России, и не ждать со всех сторон террористических актов, которые проводятся не только по посольствам, но и по американцам, по туристам, по журналистам.

И это политика Обамы. Вот поэтому сегодня рейтинг Путина в Америке тоже высок. Не так, как в России, но мы гордимся тем, что эта наклейка была очень популярна на выборах в Сенат. Американцы используют против России и так называемую стратегию селекционного партнёрства, то есть выборного партнёрства. Там, где мы нужны – борьба с международным терроризмом на Ближнем Востоке с ИГИЛ – они нас прямо втягивают туда. Мы им нужны в Афганистане – они нас приглашают принимать участие в этих боевых действиях. Мы нужны для того, чтобы они осуществляли переброску грузов в Афганистан через Ульяновск – используют, и здесь мы им партнёры.

Но всё, что касается России на международной арене, там, где мы заявляем о себе, о своей позиции, о необходимости изменения мироустройства и создания многополярного мира – здесь американцы очень жёстко прессингуют всех, кто поддерживает эту идею – Россию и наших партнёров – Китай, Индию, Бразилию. И фактически сегодня всё бывшее движение неприсоединения, которое сформировалось, так называемое G-77.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Слушатели много пишут про Силуанова: «Лучше бы сократить Силуанова, тогда бы получили ещё 2/3 бюджета». Вы как на это смотрите?

И. МОРОЗОВ: Мне кажется, что Силуанов должен заниматься выполнением того бюджета, который принял парламент, который утвердил президент. Но он не должен быть мега-регулятором и входить во все сферы экономики как главный распорядитель денег: хочу дам, хочу не дам, здесь много, а здесь мало. Это не задача министра финансов. Для этого есть министерство экономического развития, которое согласовывает экономическую стратегию государства, которое формирует экономические блоки при формировании бюджета.

Есть министерство труда, министерство здравоохранения. То есть, целый экономический, социальный блок, который формируется исходя из своих интересов и потребностей. А Минэкономики уже стабилизирует баланс интересов. Но это не задача Минфина после этого вести свои собственные корректировки, исходя из понимания только одного министерства, и главной позиции – цифры. Нет. Поэтому пусть работает, но пусть не мешает развиваться экономике РФ.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Позиция Игоря Морозова – не мешать экономическому развитию, то есть, у Силуанова другие задачи. Может ли по-вашему министр финансов подменять министерство экономического развития? Да – 280-12-32. Нет – 280-12-33. Как будет работать экономика в рамках ЕАЭС? Мы кризис разделим на всех, или каким-то образом сможем его побороть в таком формате?

И. МОРОЗОВ: Мы создали Евразийский экономический союз на базе Таможенного союза и единого экономического пространства, которое формировали последние 4 года. Нам представляется, что Таможенный союз сделал очень многое для основного ядра интеграционных процессов, для Белоруссии, Казахстана, России. Мы научились договариваться между собой, и создали одну единую законодательную базу, мы сняли все ограничения внутри наших стран, и вынесли очень много служб на внешний контур, начиная от таможни, и заканчивая фитосанитарным контролем. И вот теперь мы подходим к следующему более высокому уровню интеграции – это экономический союз. Мне кажется, что получив рынок в 170 млн. человек, договорившись о скоординированной политике в области промышленности, энергетики, транспорта, сельского хозяйства, мы становимся очень серьёзным игроком на мировой экономической арене.

Между нами работает уже экономика с понятными стандартами, и с конкурентоспособностью товарной массы, которая может сегодня увеличиваться за счёт увеличенного потребительского рынка, и это дополнительные рабочие места, это создание новых проектов, создание новых предприятий между собой, уже в рамках пяти стран. Это означает, что инфляция должна буквально в конце года быть уже совершенно иной, потому что идёт поглощение денежной массы.

Хотя инфляция – это многофакторный процесс, и, безусловно, есть влияние на неё со стороны падения цен на энергоресурсы, есть игра биржевых спекулянтов, есть давление доллара, и есть искусственные игры, которые проводят американцы. Безусловно, санкционная политика. Но мы же понимаем, что это не навсегда. Но нам необходимо опираться на внутренние ресурсы. И вот этот внутренний ресурс – это создание внутренних производств уже на большом экономическом пространстве. Мы сегодня очень рады и приветствуем наших партнёров из Армении и Киргизии, которые присоединились к этому союзу. Мы видим, что вот это единое экономическое пространство стало привлекательным уже для других стран, которые не имеют с нами общих границ. Сейчас заканчивается работа по реализации дорожной карты о присоединении к зоне свободной торговли Вьетнама.

Уже откровенно говорит Иран о том, что он хотел бы войти в зону свободной торговли. Откровенно с нами ведут переговоры и наши коллеги из Турции. Есть порядка 28 государств, которым интересно наше экономическое поле. И вот это Евразийский экономический союз, который выводит нашу экономику на более высокий уровень. И мы понимаем, чем больше будет наших партнёров по экономике в одной зоне, тем мы создаём новый экономический союз, который даст очень сильный импульс развитию промышленности, даст возможность активизировать все проекты в сельском хозяйстве, и к 2016 году запланировано создание на территории Евразийского экономического союза единого сельскохозяйственного рынка. К 2025 году – единый энергетический рынок.

Уже создаётся комиссия и будет работать с начала следующего года по финансовому союзу. А это значит объективно следующий этап – это финансовый союз и выход на единую валюту.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Выход на единую валюту – на рубль?

И. МОРОЗОВ: Мы предполагаем, что это так. Поскольку это самая сильная, мощная валюта на всём постсоветском пространстве.

А. МИТНОВИЦКАЯ: В какое время рубль может стать?

И. МОРОЗОВ: Я могу предполагать. Мне кажется, что как только провалится политика США, направленная на сдерживание, и мы начнём работать без внешнего фактора давления на рубль, то он будет укрепляться, и мы вернёмся к той стоимости рубля, которая была до этого кризиса – 30-32. А если мы говорим о том, что далее начинают работать экономические механизмы внутреннего рынка Евразийского экономического союза, то эта цифра значительно усилится, и я так думаю, до 26-28. Это не только мои прогнозы. Об этом говорят экономисты, которые занимаются просчётом стоимости рубля по отношению к доллару, если только вновь заработают те экономические механизмы в мировой экономике, которые сегодня придавлены кризисом.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Год хотя бы назовите?

И. МОРОЗОВ: Я думаю, два года. Президент сказал в своём последнем выступлении, что два года нам потребуется для того, чтобы запустить все наши контракты, подписанные в национальных валютах с Китаем, Индией. И я думаю, эту практику мы будем продолжать в рамках БРИКС. Кроме этого, вы знаете, что создан новый банк развития БРИКС с капиталом в 100 млрд. долларов, создан пул национальных резервных валют в 100 млрд. И кроме этого, Китай создаёт сегодня азиатский банк инфраструктурных проектов тоже в 100 млрд. долларов, который будет запущен именно по всем этим направлениям в рамках соседей.

А. МИТНОВИЦКАЯ: То есть через два года, когда у нас улучшается ситуация в экономике, рубль укрепляется и возвращается на свои позиции хотя бы в пределах от 26 до 32 рублей, рубль может стать единой валютой в рамках ЕАЭС?

И. МОРОЗОВ: Я могу предположить, что это будет так.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Насколько это реально, что Белоруссия сейчас собирается проводить расчёты в долларах, причём ведёт себя совсем недружелюбно?

И. МОРОЗОВ: В первую очередь, наверное, нужно говорить о личности президента Лукашенко, а не о Белоруссии, которая очень органично вписана в Евразийский экономический союз. До этого мы активно работали в рамках Таможенного союза, Единого экономического пространства. У нас очень серьёзные совместные проекты, совместные предприятия. Мы поставляем в Белоруссию наши энергоносители, перерабатываем там. У белорусов есть возможность значительную часть этой переработанной продукции в виде уже окончательного высокооктанового топлива продавать на Запад. И мы даём очень много Белоруссии.

Кроме этого, Россия является главным рынком для продуктов из сельскохозяйственного сектора. И у них здесь и молоко, и картофель, и очень много других овощей. Поэтому когда президент Белоруссии начинает заигрывать с Западом, понимая, что у нас конфликтная ситуация, и против России введены санкции, когда он выезжает в Украину, и очень некорректно по отношению к российской позиции делает заявления, то, конечно, это вызывает у нас недоумение, мягко говоря, и определённое беспокойство за позицию нашего главного стратегического партнёра по Евразийскому экономическому союзу.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Тем не менее, Вы не опасаетесь, что Белоруссия каким-то образом повернётся спиной к нам?

И. МОРОЗОВ: Нет, я думаю, что Белоруссия никогда не повернётся спиной к нам. Это наш братский, славянский народ. Очень много смешанных семей.

А. МИТНОВИЦКАЯ: С Украиной то же самое было.

И. МОРОЗОВ: Очень долгое время Белоруссия находилась в изоляции от Западной Европы, и мы всемерно помогали развитию белорусской экономики, поэтому я не думаю, что сама Белоруссия может изменить свой курс или провести свой майдан.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Когда Таджикистан может вступить в ЕАЭС?

И. МОРОЗОВ: Я полагаю, что Таджикистан сейчас будет разрабатывать дорожную карту, и может быть, в течение следующего года я не исключаю, что и Узбекистан станут членами ЕАЭС. По крайней мере, Таджикистан наш очень активный партнёр по ОДКБ. Он работает в рамках зоны свободной торговли в полном объёме. И я думаю, что объективно он вот-вот должен подойти к решению о том, чтобы быть участником ЕАЭС.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Накануне первый заместитель лидера ЛДПР Диденко сказал, что надо упразднить Совет Федерации, потому что сенаторы там по большому счёту ничем не занимаются. Насколько этот год был сложным для сенаторов? Наиболее яркие, ключевые итоги года?

И. МОРОЗОВ: Я даже не хочу комментировать то, о чём сказал депутат из фракции ЛДПР. Это его не красит как публичного политика, но в то же время показывает его ограниченность и политическую несостоятельность. То, что Совет Федерации представляет интересы регионов, и является палатой регионов – это вне всякого сомнения.

А мировая практика двухпалатных парламентов показала, что для таких больших стран, как Россия, тем более необходим двухпалатный парламент, и по другому быть не может, потому что мы работаем с нашими регионами, мы представляем их интересы здесь, и мы знаем что им нужно, какие проблемы у них возникают, мы их озвучиваем. И я думаю, что та фракционная деятельность, которая ведётся партиями на уровне Государственной Думы, она необходима, но она в большей степени политизирована, чем регионализирована, как у нас.

Если говорить о конкретной работе, я полагаю, что Совет Федерации принял важнейшее решение, связанное с письмом президента Путина, когда возникла угроза переноса Майдана в Крым, об использовании вооружённых сил РФ на территории Украины до наведения там порядка. И я считаю, что это очень серьёзный шаг, который касался войны и мира непосредственно в Крыму, где жили российские люди, тогда Украины, а сегодня это российский субъект Федерации.

А. МИТНОВИЦКАЯ: 12% слушателей полагают, что Силуанов может вмешиваться в работу министерства экономического развития. 88% поддерживают вашу позицию, полагая, что не может министр финансов подменять собой минэкономразвития. С наступающим вас новым годом. Как у вас проходят корпоративные праздник в Совфеде?

И. МОРОЗОВ: У нас не было корпоративного праздника, но мы подвели итоги, и каждый сенатор выделил часть своих денег для того, чтобы мы могли поднять фужер шампанского за конец этого года, и поздравить друг друга с новым годом.

А. МИТНОВИЦКАЯ: У Думы был «капустник». У вас не будет?

И. МОРОЗОВ: У нас, как всегда, концерт одного из регионов. Наши партнёры из Якутии привезли целый симфонический оркестр. Это было великолепно. Мы с большим вниманием и удовольствием слушали наших друзей из далёкой Якутии.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Спасибо.

http://rusnovosti.ru/posts/359032

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *