Плохой сценарий для Европы

Главная » Новости » Плохой сценарий для Европы
2014-03-30 admin Новости

Когда Евросоюз прочувствует на себе, что такое майдан, будет уже поздно. Член делегации России в ПАСЕ, российский сенатор Игорь Морозов в интервью нашему журналу рассказывает о последних событиях на Украине и вокруг нее, свидетелем и участником которых он стал. РФС: В клубок драматических событий, завязавшийся на наших глазах вокруг Украины, оказались вовлечены помимо нее самой Россия, страны Западной Ев­ропы, США. Насколько можно считать нынешний момент поворотным в из­менении миропорядка, сложившегося в последние 20 лет после развала СССР?

Игорь Морозов: Последние собы­тия в Крыму, которые завершились референдумом и воссоединением с Россией, действительно стали своеобразным Рубиконом. В своей исторической речи в Кремле наш Президент поставил финальную точку, прямо сказав: на этом завершается эпоха однополярного мира. Президент недвусмысленно заявил: у России есть собственные националь­ные интересы и в числе главных — со­отечественники, которых мы готовы защищать. Как мне представляется, сейчас происходит ломка сознания руково­дителей Евросоюза и Америки, не желающих понять, а тем более при­нять, что мировые реалии изменились. Оставаясь в плену собственных иллю­зий относительно своего могущества и способности переигрывать Россию и ее евразийских партнеров, они раз за разом совершают стратегические ошибки, в том числе поддерживая нынешнее правительство Украины, пришедшее к власти незаконным, неконституционным путем, на кро­ви и штыках нацистов. Совершенно игнорируется, что оно демонстриру­ет полную неспособность управлять государством, в первую очередь обеспечить безопасность своих граждан, предотвратить коллапс экономики. Заявляя о выходе из СНГ, они лишь провоцируют углубление кризиса. На сегодняшний день Украина подписала со странами Содружества 270 догово­ров и 1600 прочих соглашений; разо­рвать их — значит поставить на грань существования само украинское го­сударство. Да и не получится так вот разом — для этого необходимо пройти процедуры, предусмотренные Уста­вом СНГ. Очевидно, что в Киеве слабо представляют себе все последствия, способные окончательно разрушить больную украинскую экономику. В случае выхода из СНГ, как и в случае одностороннего введения виз, мы должны будем пересмотреть двустороннее соглашение о безвизовом режиме 1997 года и протокол к нему по Украине от 2004 года. Все привиле­гии, прописанные в этих документах, к гражданам Украины применяться не будут. Они потеряют возможность приобретать патенты или устраивать­ся на работу по квотам СНГ, а только лишь по приглашению работодателя. Соответственно, их будет ждать куда более сложное оформление. Приехав в страны СНГ, им необходимо будет в течение трех дней оформлять реги­страцию и т.д. Новые киевские власти словно не понимают, что играют судьбами, даже жизнями трех миллионов украинцев, работающих у нас или приезжающих к нам на заработки. Их совокупный заработок, за счет которого живут их семьи, составляет порядка 20 милли­ардов долларов — это 12 процентов ВВП Украины. Отрубив их от россий­ского рынка труда, какую они могут предложить им сейчас альтернативу, где? А ведь их ниша в России пусто­вать не станет — от желающих ее занять отбоя не будет, и эти 20 мил­лиардов быстро перераспределятся в пользу других трудовых мигрантов. Оставить без работы три миллиона своих сограждан и без средств к существованию их семьи — это шаг, ко­торый нельзя назвать ответственным, экономически и социально просчи­танным.

РФС: Через два месяца Украина долж­на избрать нового президента. Насколько это может изменить нынеш­ний политический ландшафт?

Игорь Морозов: Кандидатами в пре­зиденты стали два серьезных игрока — Юлия Тимошенко и Петр Порошенко, которые имеют все необходимые ресурсы для борьбы за этот пост. Нет у них лишь одного — национальной идеи, способной объединить раско­ловшуюся и находящуюся в кризисе нацию. И в этом смысле серьезным оппонентом — либо единомышленником — для каждого из них может стать Дмитрий Ярош, который тоже заявил о претензиях на президент­ский пост. Что показывают его практические шаги? Первое: он не разоружился, а продолжает наращивать мощь бое­вых отрядов «Правого сектора» и уже выдвинулся в юго-восточные реги­оны страны — формирует там базы и вербует новых сторонников, при­чем, как ни странно, их становится больше. Второе: он взял «под охрану» Центральную избирательную комис­сию в Киеве и все территориальные избирательные комиссии в регионах. И мы понимаем, что как только бу­дут созданы участковые избиратель­ные комиссии, их ждет та же участь. Фактически он прибрал к рукам всю государственную выборную систему. Третье: последние видеосюжеты пока­зывают, что его боевики захватывают средства массовой информации, и в этой связи мы можем предполагать, что все эти активы он использует для себя или передаст кому-то другому. Встает вопрос: кто способен с ним договориться? И сможет ли кандидат, который станет президентом, не дого­ворившись с Ярошем, управлять стра­ной? В этой модели кавычкия бы предположил в недалеком будущем очередной во­оруженный переворот и захват власти националистами. Он будет пострашнее «евромайдана», который мы недавно наблюдали в Киеве. Если заглянуть в историю, это, скорее, будет ближе к 1933 году в Германиикавычки.

РФС: Вы общаетесь с европейскими коллегами. Понимают ли они, насколь­ко происходящее на Украине отлича­ется от лубочной картинки и пропа­гандистских клише в СМИ?

Игорь Морозов: Мы недавно были в Стокгольме на заседании Комиссии ПАСЕ по политическим вопросам и демократии, где рассматривалась си­туация на Украине. Там руководители органов внутренних дел Норвегии и Швеции рассказывали, что двадцать шведов, участвовавших в беспорядках на майдане, вернувшись домой, первым делом организовали погром в мигрантских кварталах в пригоро­де Стокгольма, а 5 марта в Мальмё устроили неонацистский митинг, в результате которого уже были человеческие жертвы. И сегодня власти Швеции и Норвегии задумываются о последствиях для себя участия их граждан в «евромайдане». Поддержку мы нашли в делегации Германии. Депутат бундестага Андрей Хонко заявил в Стокгольме: на Укра­ине совершен антиконституционный переворот, и неонацисты вошли во властные структуры. Он подчеркнул, что граждане Германии, которые участвовали в этом перевороте, сегодня, вернувшись домой, начали будиро­вать неонацистское движение, пустив­шее корни в восточной части страны. Большой ошибкой Евросоюза, по его словам, является то, что они признали это правительство и сейчас пытаются его обелить — ведь дух неонацизма, воспрянув на майдане, очень быстро способен распространиться по всей Европе, так как сегодня неонацисты почувствовали вкус победы, воору­женной победы, и этот вкус крови будет пьянить их головы, побуждая к действию. Когда Евросоюз на себе прочувствует, что такое на самом деле майдан, будет уже поздно. Буквально через несколько дней уже в бундестаге другой депутат, Грегор Гизи задавал канцлеру Анге­ле Меркель вопросы, буквально продолжая выступление Хонко. То есть, политики в Европе начинают заду­мываться, что на самом деле про­изошло на Украине. Ярош призывает террористов подключиться и заняться организацией терактов в России, его приспешники поддерживают и раз­дувают эти призывы, и это никак не пресекается государственными орга­нами. Что это значит для будущего Украины? Что последует за лозунгом «одна страна, одна нация, один язык»? Мы уже видели молодчиков на ули­цах украинских городов, мы видели факельное шествие боевиков «Право­го сектора». Так в свое время начинал Гитлер, так начинали формироваться СА и СС. Мне кажется, если европарламентарии, чиновники Евросоюза, государственные власти не пресекут сегодня подобные тенденции, то впо­следствии справиться с этим духом неонацизма будет практически невоз­можно.

РФС: Насколько услышана была пози­ция России в ПАСЕ?

Игорь Морозов: Активнее всего вы­ступали на стороне новых украин­ских властей наши коллеги из Шве­ции, Литвы, Эстонии. Очень неприят­но было выслушивать их агрессивные речи, невозможно было отделаться от впечатления, что они дружно разы­грывали один сценарий, даже в расписанные в нем роли включали одни и те же слова — «вторжение», «агрес­сия», «аннексия», и так снова и сно­ва. Видно было, что они выполняют заказ, и мы это прекрасно понимали. А вот когда я от лица российской де­легации внес предложение создать комиссию по расследованию пре­ступлений, совершенных на майда­не, эти же депутаты заблокировали его сразу. Они категорически против такого расследования. Когда им на­помнили, что помимо документаль­ных свидетельств из Киева имеется еще и запись телефонного разговора эстонского министра иностранных дел Урмаса Паэта с верховным представителем ЕС по иностранным делам Кэтрин Эштон, они прямо-таки взви­лись от негодования, мол, как это во­обще можно — прослушивать чиновников такого ранга. То, что речь идет о преступлении против человечно­сти, их, казалось, ничуть не трогало: они грудью встали на пути создания международной комиссии по расследованию.

РФС: И что теперь, это наше предло­жение можно считать похороненным?

Игорь Морозов: В начале апреля со­стоится пленарное заседание ПАСЕ. На нем российская делегация выдви­нет это предложение, мы будем настаивать на создании международной ко­миссии, поскольку эта позиция была записана в соглашении от 21 февраля, подписанном и властью, и оппозицией, и европейскими посредниками — ми­нистрами иностранных дел Германии, Франции и Польши, выступившими в роли гарантов. К слову, были на майдане не только погибшие и раненые. Были пытки. Мне рассказывали офицеры «Беркута», что в подвале Дома профсоюзов пытали захваченных солдат внутренних во­йск. Их возвращения «Беркут» был вы­нужден почти в ультимативной форме потребовать через посла США, угро­жая в противном случае начать штурм безо всякого приказа. Через 3 часа им отдали пленных. С раздробленными пальцами, с разбитыми молотком ки­стями рук, а один солдат был прибит гвоздями к деревянному стулу — так прибитым его и передали. Вот что происходило на майдане. Захватывали и журналистов, ра­ботавших в гуще событий, — тех, ко­го заподозрили в «связях с Москвой». Сергея Рулева избивали, пассатижами рвали ногти, угрожали залить в це­мент и спустить в Днепр. В настоящее время мы и Общественная палата тес­но сотрудничаем, собирая факты, ве­дя собственное расследование. Все это мы подготовим к публикации, и пусть все мировое сообщество посмотрит на этих «революционеров» и «мирных протестантов».

РФС: Какая в целом, на ваш взгляд, прорисовывается линия Запада по отношению к Украине, новой киевской власти? На что делается ставка и что, собственно говоря, хотят получить на выходе?

Игорь Морозов: Мне представляется, что в эскалации конфликта сегодня заинтересованы Соединенные Штаты — конфликта между Западной Европой и Россией. А яблоком раздора в нем призвана служить Украина. Заинтере­сованные в продвижении как можно ближе к границам России, Штаты по­лучили легко управляемое нелегитим­ное правительство, готовое подписать любые документы о размещении в стране элементов американской ПРО, о пользовании американским флотом украинскими портами и т.д. Фактиче­ски взяв на себя функции режиссера этой геополитической постановки, США получили новую возможность манипулировать в том числе и по­тенциалом Евросоюза. Американцы никогда не были заинтересованы в Ев­ропе объединенной, добрососедской, мирной и, думаю, они будут продол­жать свою линию на раскол в отноше­ниях Евросоюза и России. Но мир радикально изменился за последние несколько лет, возврат к старому уже невозможен. Россия стала сильной, у нее появились новые партнеры — в АТЭС, ШОС, БРИКС, Таможенном союзе и будущем Евразийском союзе. Что европейцам, что американцам необходимо переформатировать свое сознание с учетом новых реалий и нового уровня отношений со всеми странами, желающими участвовать в формировании нового миропорядка.

Беседовал Сергей Борисов.

http://www.russia-today.ru/article.php?i=823

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *